ЦИВКА Юрий Васильевич

1 post / 0 new
ЦИВКА Юрий Васильевич

ЦИВКА Юрий Васильевич Генеральный директор ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь» ПЕТРОВ Анатолий Николаевич Руководитель службы ММТС ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь» В первой декаде октября 2006 г. исполняется семьдесят пять лет со дня образования треста «Арктикуголь», которому были переданы все имущественные права и обязательства российского государства на Шпицбергене.
В далеком 1931 г. трест «Арктикуголь» пришел на архипелаг Шпицберген не на пустое место. Еще во второй половине девятнадцатого и на рубеже двадцатого столетий российские первопроходцы и ученые исследовали острова архипелага. В период с 1837 г. по 1908 г. геологию здесь изучали более 20 экспедиций из разных стран. В 1910 г. обширные материалы этих экспедиций обобщил А. Норхорст и издал монографию о геологическом строении Шпицбергена. В 1912 г. экспедиция под руководством В. А. Русанова за два месяца обследовала более тысячи километров территории архипелага и на четырех участках острова Западный Шпицберген обнаружила и закрепила за Россией угольные месторождения 28 заявочными столбами. А уже в 1913 г. первые 80 т арктического угля были доставлены в Россию.
С 1923 г. молодое российское государство начало форсированно заниматься развитием угледобычи на Шпицбергене. Вначале объединение «Северолес» купило часть акций общества «Англо-Русский Грумант», и в 1925 г. было создано акционерное общество «Русский Грумант» с местом пребывания в Москве, которое в свою очередь в 1927 г.
приобрело у шведской компании участок «Гора Пирамида».
Затем в 1931 г. объединение «Союзлеспром» покупает права на предприятие «Грумант». В 1932 г. трест «Арктикуголь» купил у голландской компании шахту «Баренцбург». В настоящий период трест «Арктикуголь» является собственником 23 участков шпицбергенской земли общей площадью 251 кв. км. Земельные отводы зарегистрированы на имя треста в Кадастре земель Тромсе и Шпицбергена, на них имеются купчие крепости и договоры, подтверждающие право собственности.
Подробное описание начального периода российской деятельности на Шпицбергене преследует единственную цель — показать, какой уровень экономической и политической заинтересованности государства имелся в этом регионе. Север европейской части поднимающейся из разрухи страны, особенно его прибрежная часть, остро нуждался в топливно-энергетических ресурсах. Твердое топливо требовалось не только для поддержания жизнедеятельности социальной инфраструктуры и жилья прибрежных городов и поселков, но и для развития народного хозяйства региона. Острую потребность в угле ощущал морской флот и железнодорожный транспорт Архангельской и Мурманской областей.
Добыча угля на Шпицбергене не снижалась до 1990-х годов. Уже через пять лет после образования треста «Арктикуголь» на-гора выдано более 470 тыс. т угля, при этом основная добыча осуществлялась из шахты №1 рудника «Баренцбург» (400 тыс. т).
С началом Великой отечественной войны российские работники были вынуждены эвакуироваться на материк.
В 1943 г. фашистская Германия направила на Шпицберген свою морскую армаду из двух мощных линкоров и десяти эсминцев, которые в упор расстреляли поселки Баренцбург и Грумант. Затем немцы высадили десант, который заминировал и взорвал штольни шахт и оставшиеся невредимыми после артобстрела жилые здания, метеопосты, объекты подсобного хозяйства.
В 1946 г. трест «Арктикуголь» приступил к восстановлению разрушенного хозяйства. Пришлось строить заново всю поверхностную социальную и производственную инфраструктуру, восстанавливать более 11 км разрушенных горных выработок и проходить новые. На шахте «Грумант» восстановительные работы осложнялись еще и наличием двух очагов пожара в устье штольни и в районе вентиляционной сбойки, возникших в период войны. Требовалось заново построить морские причалы и угольные склады.
Наивысший уровень добычи угля довоенного периода (в 1936 г. 475,2 тыс. т) Арктикуглем был перекрыт только в 1959 г. В эпоху «холодной войны» добыча угля трестом «Арктикуголь» только наращивалась и достигала почти 600 тыс. т в год, однако потребность его в российском народном хозяйстве снижалась. Именно в эти годы уголь Шпицбергена трест стал продавать в Западную Европу.
В разработке угольных месторождений Шпицбергена россияне не одиноки. Практический опыт выемки угля подземным способом на архипелаге получил норвежский народ, так как на материковой части Норвегии угольная промышленность отсутствует. Норвежская фирма «КонгсБей кюлбкомпани» еще в 1916 г. заложила самую северную в мире угольную шахту, которая с перерывами эксплуатировалась до 1962 г. Работы были прекращены после крупной аварии — взрыва газа метана. В разные годы, наряду с норвежцами в разработке угольных месторождений архипелага принимали участие американские, голландские, англо-русские и шведские компании и фирмы. В настоящий период кроме треста «Арктикуголь» на архипелаге твердое топливо добывает норвежская угольная компания «Стуре Ношке», основанная в 1916 г.
За всю историю Арктикугля на его рудниках трудились специалисты с действующих предприятий страны. С 1949 г.
с этими работниками стали заключаться Типовые трудовые договоры. Как правило, трудящиеся продолжали работать на рудниках в тех же должностях и по той же квалификации, что и на своих предприятиях. После окончания договора они возвращались на свои рабочие места. Труд на Шпицбергене считался престижным не только в плане материального благосостояния, но и высокого морального стимулирования. В трудовых коллективах рудников зародился обычай посвящения в полярники. Позднее именно здесь администрацией инициировалось движение за звание «Лучший полярник» и «Доблестный полярник». И сейчас те, кто работал в далекие годы прошлого столетия, с гордостью называют себя «полярниками».
Шестьдесят лет на Шпицбергене мирно уживались две политические и социально-экономические системы, хотя присутствовал негласный дух соревнования. Например, Советский Союз стремился, чтобы численность советских людей на архипелаге превышала численность норвежцев.
Были годы, когда в российских поселках проживали до трех тысяч человек, или почти в три раза больше, чем представителей Норвегии.
Социологические исследования тех времен показывали, что сожалели о приезде на работу на архипелаг Шпицберген не более 10 % трудящихся, и основной причиной называлась разлука с семьей и близкими. Безусловно, морально и физически тяжело работать в суровых климатических условиях и жить без семьи. Вряд ли компенсировалось это ударным трудом, участием в спортивных мероприятиях, художественной самодеятельности. Понимая такую проблему, Арктикуголь в 1980-х годах пытался решить ее путем создания дополнительных рабочих мест для женщин.
К 1985 г. количество семейных пар на российских рудниках Шпицбергена составило более 40 %, увеличилась численность незамужних женщин, однако неблагоприятное социально-демографическое положение преодолеть не удалось. Сейчас на архипелаге трудятся около 700 российских шахтеров, работников сферы обслуживания и ученых, к сожалению, в большинстве своем это представители «сильной половины человечества».
Отличие государственного треста «Арктикуголь» от других промышленных организаций страны заключается в том, что он владеет земельными участками и ведет добычу полезного ископаемого в другом государстве. Кроме того, на территории другого государства трест имеет два автономных и компактных населенных пункта (один в стадии консервации) с достаточной социальной сферой, жилыми домами, подсобными помещениями и инженерными коммуникациями тепловодоснабжения.
В период реструктуризации угольной промышленности России трест «Арктикуголь» свернул производство до минимального уровня, законсервировав рудник «Пирамида» и снизив добычу угля на руднике «Баренцбург» до 200 тыс. т в год, а также значительно сократил численность трудящихся на архипелаге. Эти меры позволили сохранить производственную сферу и российское присутствие на Шпицбергене. Но за годы перестройки пребывание трудящихся на архипелаге значительно осложнилось.
Это произошло из-за недостаточного, а иногда и полного отсутствия внимания властных российских структур к проблемам треста.
В прошлые годы государство с пониманием относилось к особым условиям деятельности рудников на архипелаге. И когда выходили правительственные постановления, касающиеся развития угольной промышленности страны, морального или материального стимулирования шахтеров, всегда по тресту принимались отдельные решения. Не забывали о нем и когда решались пограничные, таможенные вопросы в регионе, а также при рассмотрении межгосударственных отношений. В новом российском государстве за двенадцать лет издано тысячи законов, подзаконных актов, постановлений Правительства и других нормативных документов, регулирующих отношения в тех или иных сферах жизнедеятельности страны, однако особое положение треста в них не учитывается. Назовем три примера.
1. Прежде завоз товаров на архипелаг Шпицберген для жизнеобеспечения производства, поселков и работников треста осуществлялся по упрощенной таможенной схеме и так как товар шел на собственные нужды, он освобождался от таможенных пошлин. С выходом нового таможенного кодекса все льготы для треста автоматически аннулированы, что практически парализовало работу по отправке товаров на Шпицберген, их ввозу с архипелага в Россию, и возросли во много раз затраты на отправку грузов.
2. Для проведения горных выработок трест «Арктикуголь» закупал и ежегодно завозил на архипелаг взрывчатые материалы (ВМ). С выходом Положения об осуществлении ввоза, вывоза и транзита по территории Российской Федерации взрывчатых веществ неотъемлемым фактором для его вывоза стало оформление лицензии. Но так как трест вывозит ВМ не на экспорт, а на собственные нужды, то выдача лицензии невозможна. Однако поскольку корабль пересекает государственную границу, таможенники требуют лицензию на вывоз ВМ. Отсутствие ВМ ставит под сомнение развитие производства на руднике «Баренцбург».
3. Семьдесят пять лет Арктикуголь в своей деятельности на архипелаге руководствуется международными и норвежскими правовыми и нормативными документами, которые регламентируют деятельность физических и юридических лиц на Шпицбергене. Так как основное производство, движимое и недвижимое имущество находятся на Шпицбергене, трест ежегодно уплачивает норвежской стороне установленные налоги, сборы и пошлины, в том числе и налог на имущество, который взимается в порядке и размерах, установленных Законом «О налоге в пользу Свальбарда на состояние и доходы». В то же время отечественные налоговые органы при уплате трестом налогов в России настаивают на включение стоимости имущества на Шпицбергене. При этом для исчисления суммы налога применяется ставка в размере двух процентов, которая установлена для предприятий и организаций, находящихся на территории Российской Федерации.
Налоговые органы после выхода Методологических рекомендаций (утверждены приказом МНС РФ в 2002 г.),
в которых к территориям, арендуемым Россией у иностранных государств или используемых ею на основании международного договора, отнесен Шпицберген, требуют от Арктикугля даже уплату налога на добычу полезных ископаемых.
К сожалению, это не все барьеры, которые установили наши законодатели, и, как следствие, региональные силовые и фискальные органы. Проблемными продолжают оставаться вопросы завоза работников и их вывоза с архипелага. Следует напомнить, что российские трудящиеся работают в тресте «Арктикуголь» по договорам, заключаемым сроком на два года. Это означает, что ежегодно половина трудового коллектива рудника «Баренцбург» обновляется.
В ранг величайшей проблемы поднят вопрос доставки самолетом, попутно с работниками треста, свежих овощей и фруктов, молочной, колбасной продукции, товаров народного потребления. Например, чтобы отправить самолетом с плодоовощных баз Москвы фрукты и овощи, на которые естественно имеются декларации о соответствии, карантинные сертификаты, протоколы испытаний, таможенные службы требуют дополнительной проверки фитосанитарного состояния во Всероссийском центре карантина растений и Акт государственного карантинного фитосанитарного контроля от Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по г. Москве и Московской области. Хотя вся эта продукция в московские магазины поступает без такого дополнительного контроля.
Семьдесят пять лет в исторических событиях России, как в зеркале, отражается деятельность треста «Арктикуголь».
Были экономические взлеты и падения, был момент, когда работники треста в полном составе покидали архипелаг (в период второй мировой войны), но всегда была уверенность, что земли эти российские, и представители России здесь не временно, а навсегда.
В настоящий период принято решение о разработке Комплексной программы оптимизации и повышения эффективности деятельности российских организаций на архипелаге Шпицберген до 2010 г. и на период до 2015 г.
Подобная программа была и успешно исполнила свою миссию с 1998 по 2002 годы. Новая программа не только укажет направление производственной деятельности на российской территории Шпицбергена, даст надежду работающим там российским гражданам, но и успокоит страждущих разрушения.
Всех полярников, отработавших на российских рудниках архипелага Шпицберген и работающих в настоящий период, поздравляем с семьдесят пятой годовщиной со дня образования треста “Арктикуголь” . Желаем здоровья и успехов в личной жизни.