Большие глубины

Большие глубины

Знаю, что при нефтедобыче обычно разработчики сталкиваются с множеством проблем, связанных с большими глубинами. Что вы можете рассказать о них? Каким образом меняется методика работ, касающихся нефтяного поиска? Какие встречаются критерии по показателям нефтегазоносности и как по ним определяться? Как следует переходить к большой глубине? И какие размеры служат для точного определения такого понятия, как «большая глубина»? Естественно, что подобные проблемы должны быть весьма актуальными и потому хотелось бы узнать о них больше. Можно ли по масштабам данный вопрос сравнивать с проблемой шельфов?

oillary7 (не проверено)
Прошедшая в июне 2012 года в

Прошедшая в июне 2012 года в Баку первая международная конференция «Потенциал глубокозалегающих углеводородов: будущие энергоресурсы – реальность и прогнозы» показала огромный потенциал больших глубин, обозначила направление, вполне конкурентноспособное с освоением шельфа, а в некоторых случаях – даже существенно опережающее.
Совсем недавно возможность наличия нефти больших глубин даже не допускалась, но открытия в Мексиканском заливе подвигли к пересмотру этой точки зрения, в том числе и теорий нефтегазообразования и нефтегазонакопления. Казалось бы, преимущества получает теория неорганического (абиогенного) происхождения нефти.
Многие также полагают, что бассейновое моделирование будет основным инструментом теоретических и прикладных исследований нефтегазоносности больших глубин, будет некой панацеей.
Открытие в Южно-Каспийской впадине промышленных месторождений УВ на глубине до 7 км и более, а также открытия в Мексиканском заливе гигантских месторождений нефти Тьюпи и Тибр на глубине 8–10 км доказало возможность нефтегазоносности больших глубин. В интервале глубин 4500–8100 м сегодня разрабатывается более 1000 зарубежных месторождений нефти и газа, и их начальные суммарные извлекаемые запасы составляют 7 % от мировых запасов нефти и 25 % от запасов газа. На этих глубинах в Египте, Ливии, Мексике, Франции и США разведано около 47 % их общих запасов газа. В Мексике и США коэффициент промышленных открытий нефти и газа на больших глубинах достигает 50–71 %. В бассейнах Мексиканского залива, Пермском, Анадарко, впадин Калифорнии и Скалистых гор в глубокопогруженных горизонтах открыто более 225 месторождений и залежей, в том числе и такие крупные как Гомез, Локридж, Койаноза, Торо, Хемон, Рохо, Кейлон-Айсленд и другие (1).
В 2009 году компания Бритиш Петролеум объяви¬ла об открытии гигантского месторождения в Мексиканском заливе в территориальных водах США, на глубине 10690 м на площади Тибр. Впервые на таких глубинах открыто уникальное месторождение нефти промышленного значения. В России и других странах СНГ также успешно осваиваются месторождения нефти и газа на глу¬бинах свыше 4500 м.
И все-таки, трудно согласиться с тем, что этап по¬исков нефти и газа до глубин 7 км уже пройден, как с точки зрения разработки теоретических основ, так и с технической точки зрения. Есть все основания считать, что он продолжится еще не одно десятилетие, что еще кардинально будут меняться методические основы освоения больших глубин. И это, прежде всего, относится к России.
Тем более, что на се¬годняшний день нет общепринятой технологии оценки углеводородного потенциала и прогнози¬рования нефтегазоносности до глубин 12-14 км. Учитывая высокую перспективность поисков УВ глубокопогруженных отложений, проведение ис¬следований в этом направлении представляется весьма перспективным, как с точки зрения изуче¬ния фундаментальных процессов нефтегазообразования и нфтегазонакопления, так и прогнозирования УВ потенциала недр и разработки долгосрочной стратегии раз¬вития нефтегазового комплекса (1).
И как отмечено на конференции, усилия необходимо концентрировать на следующих основных направлениях:
1.Разработка и усовершенствование мето¬дов картирования очагов возбуждения.
2.Разработка и усовершенствование ме¬тодов картирования каналов, времени и мас-штабов миграции углеводородов
3.Усовершенствование методов картиро¬вания ловушек сложной конфигурации, оцен¬ка параметров резервуаров (Сборник тезисов 1-й Международной конференции «Углеводородный потенциал больших глубин: энергетические ресурсы будущего - реальность и прогноз», Баку-2012, «NaftaPress»,2012. ) Поскольку реализация первых двух направлений целиком и полностью зависит от фактического материала, полученного при решении третьей проблемы, постольку именно она должна считаться первоочередной.
При этом, очевидно одно, весьма важное и определяющее все остальное, обстоятельство: возможность деструкции нефти на больших глубинах, как и прямое влияние главной фазы нефтеобразования ставится под сомнение.
В общем случае с глубиной меняется генетический спектр типов ловушек, типов природных резервуаров УВ. Ниже 3000-4000м (в зависимости от региона) преобладают неантиклинальные («неструктурные»), в большей степени тектонозависимые типы ловушек, непластовые типы природных резервуаров, трещинные породы – коллекторы.
Как известно, успешность изучения любых ловушек (а неантиклинальных – в первую очередь) в огромной степени определяет априорная геологическая модель. Используя новые технологии, новые подходы, добываются новые факты, на основе которых уточняется геологическая модель, которая в свою очередь заставляет искать и применять новые подходы для получения новых фактов и т. д.
Поскольку очевидно, что с глубиной резко возрастает роль разломной тектоники, необходимо, что бы модель в качестве главного элемента, контролирующего нефтегазоносность, содержала разломное образование со всеми статическими и динамическими характеристиками.